Азербайджан Армения Беларусь Казахстан Кыргызстан Молдова Россия Таджикистан Узбекистан
eng
Главная страница

Михаил Швыдкой: "Сближение взглядов на прошлое потребует отказа от идеологического и сиюминутно-политического заказа"

Михаил Швыдкой
8 апреля в Москве пройдет международная конференция, посвященная проблемам изучения истории Второй мировой и Великой Отечественной войны, организованная Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС), Российской академией наук, Министерством образования и науки РФ. Об этом мероприятии в статье, опубликованной в "Российской газете" рассказывает сопредседатель Правления МФГС, специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил ШВЫДКОЙ.

Конференция соберет беспрецедентный состав ученых, общественных и государственных деятелей не только из стран нового зарубежья, образованных на территории бывшего Советского Союза, но и из многих государств, которые еще 65 лет назад были противниками в самой страшной войне в истории человечества. Эта конференция откроет серию научных форумов, которые в течение нынешнего года пройдут в ближнем и дальнем зарубежье, - огромный объем новых материалов, ставших доступными в последние годы, требует своего осмысления и сопряжения с общепринятым знанием.

К тому же важно понять, что почти за два десятка лет существования новых государств на территории Советского Союза, народы которых вместе победили фашизм, написаны новые учебники истории этих стран и народов. И взгляды их авторов на древнюю, новую и новейшую историю далеко не всегда схожи друг с другом. Да и в истории этой немало такого, что требует безупречности в изложении, если мы не хотим навсегда рассорить соседние государства. (Назову лишь один пример: трагедию белорусского села Хатынь, сожженного карателями, среди которых были фашистские пособники с Украины, - факт общеизвестный, но убийцы не имеют национальности.) Сближение взглядов на прошлое потребует отказа от идеологического и сиюминутно-политического заказа, который угадывается в ряде научных и учебных работ. Понятно, наука о прошлом - это всегда интерпретация. Вопрос в том, насколько она близка к исторической реальности. Помните, что писал Лукиан из Самосаты в трактате "Как писать историю": "Единственное дело историка - рассказать все так, как оно было. А этого он не может сделать, если боится Артаксеркса, будучи его врачом, или надеется получить в награду за похвалы, содержащиеся в его книге, пурпурный кафтан, золотой панцирь, нисейскую лошадь".

Надо признать, что проблема фальсификации истории, и прежде всего истории новейшей, которая описывает в том числе и события Второй мировой войны, а также ее последствия, имеет в первую очередь не научную, а политическую подоплеку (хотя, разумеется, нельзя исключать и искренних интеллектуальных заблуждений). Очевидно, что для народов России, равно как и для народов стран, которые составляли до недавнего времени Советский Союз, Великая Отечественная война и Великая Победа - это патетическая кульминация общей истории в ХХ веке, несмотря на огромные, невосполнимые для национального бытия потери во время войны и трагедии послевоенного времени. Какими бы ужасающими подробностями ни наполнялась эта история, они не могут изменить главного - "Мы победили!". Равно как и того, что Советский Союз, при всех ошибках, просчетах и даже преступлениях его большевистского руководства, был в этой войне жертвой агрессии гитлеровской Германии. И, наконец, того, что принципы послевоенного урегулирования, мирные договоры, подписанные СССР с бывшими вражескими странами во второй половине 40-х годов минувшего столетия, не подлежат пересмотру, несмотря на то, что политическая география Европы в 90-е годы ХХ века претерпела серьезные изменения. Палачество Сталина, и прежде всего по отношению к своему народу, не может умалить роль СССР в победе над фашизмом, хотя это, может быть, и тешит чьи-то националистические амбиции.

Народу не страшны тьмы низких истин. И не нужен возвышающий обман. И все это не должно помешать нам с бесстрашием погрузиться в бездны истории, какие бы сюрпризы нас в них ни ожидали. Не надо думать, что в истории Великой Отечественной войны нет белых пятен. Их бесконечно много. Ведь неслучайно поисковые отряды, которые пытаются найти могилы павших красноармейцев и установить, кто же в них похоронен, работают и сегодня, почти семьдесят лет спустя после начала войны. И это лишь самый простой и очевидный пример. Он горек и стыден для всех нас, потому что мы до сих пор не сумели с честью похоронить всех своих мертвых героев.
65-летие Великой Победы, исторические дискуссии, связанные с одним из важнейших событий ХХ века, должны нам самим помочь углубить и усложнить наше национальное и государственное самопознание, самоидентификацию современного российского общества. А это одна из самых трудных проблем современной России. Мы до сих пор не признались сами себе, кому и чему мы наследуем из нашего более чем тысячелетнего прошлого и от какого наследства готовы отказаться навсегда. "Изучая предков, узнаем самих себя, - отмечал В.О. Ключевский. - Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем пришли в мир, как и для чего мы живем, как и к чему должны стремиться". Наши отношения с прошлым во многом спонтанны и противоречивы - это касается оценки не только отдельных исторических персонажей - от Александра Невского до Ельцина, - но самого системного отношения к предшествующей государственности. Одна из глубинных проблем современной России, быть может, состоит в том, что при распаде Советского Союза она оказалась не только продолжателем СССР (равно как и Российской империи и РСФСР), но и частично правопреемником бывшей советской империи. В этом смысле новая Россия принципиально несхожа с другими, отделившимися от СССР государствами. Все они выступают по отношению к СССР не продолжателями, но лишь правопреемниками, причем государство-правопреемник может быть сколь угодно избирательным по отношению к обязательствам государства-предшественника. Тем более что во всех государствах, образованных на территории бывшего СССР, изменился социальный строй и социальное устройство. А это в свою очередь не могло не повлиять на взаимоотношения с собственным прошлым. Именно поэтому практически во всех постсоветских государствах историю пришлось писать заново.

Увы, новой России - как стране, продолжающей предшествующую государственность, приходится оправдываться и перед самой собой, и перед окружающим миром за преступления, совершенные по существу в другой - принципиально отличной от нынешней - социальной системе. Именно поэтому и Б.Н. Ельцин, и В.В. Путин приносили извинения за те трагедии, что во времена существования СССР происходили в Польше, Венгрии, Чехии. И сегодня в Катыни неизбежно будет звучать тема вины сталинского режима за убийство польских офицеров, искавших в Советском Союзе прибежища от гитлеровцев, оккупировавших Польшу.

Но я никогда не забуду слов, сказанных во время открытия этого мемориала, где захоронены тысячи польских офицеров и десятки тысяч безвинных советских граждан, приходским православным священником. Принеся свои соболезнования близким невинно убиенных, он сказал, обращаясь к собравшимся: "У вас на нашей земле лишь одно место трагедии - Катынь, а для русских, советских людей вся наша страна была одной сплошной Катынью". На народе, в ХХ столетии потерявшем в войнах и репрессиях 70 миллионов человек, нет вины. И кто попросит перед ним прощения? Ему не страшны тьмы низких истин. И ему не нужен возвышающий обман.

Михаил ШВЫДКОЙ
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5151 (72) от 7 апреля 2010 г.